НЕ ДЛЯ ПЕЧАТИ

 

ЮННА МОРИЦ

ДУРКА

1

      Америка – империя добра,
      А вся Европа – из её ребра.
      Вопрос добра стоит у них ребром,
      С добром они идут, как с топором.
      Но дурка в том, что волею небес
      В империю добра проник балбес,
      И все их речи – копия чудес
      Секретаря ЦК КПСС.

      У них любой доклад – победа над,
      Они добром бомбят Белград, Багдад,
      Добром карают всех, кто виноват,
      Добром свергают всех, кто им не рад.
      Но дурка в том, что волею небес
      В империю добра проник балбес,
      Их псаки – просто копия чудес
      Секретаря ЦК КПСС.

      Повсюду – их оружие добра,
      И в Африке, где лютая жара,
      И там, где птица редкого пера
      До середины долетит Днепра.
      Но дурка в том, что волею небес
      В империю добра проник балбес,
      И все их речи – копия словес
      Секретаря ЦК КПСС.

      В империи, которой нет добрей,
      Он пишет речи всех секретарей,
      Всех президентов – с бомбами и без,
      И даже тех, кто в море крови влез!
      Но дурка в том, что волею небес
      В империю добра проник балбес,
      Его слова имеют главный вес,
      Он – Секретарь ЦК КПСС.

 

2

              Врагов имеет в мире всяк,
              Но от друзей спаси нас, Боже.
                       Пушкин "Евгений Онегин"
              Это – пушкинское зеркало афоризма Вольтера:
              "Боже, спаси меня от друзей, а с врагами
              я и сам справлюсь."

      Что сказали выдающиеся брюки?
      А сказали, что выкручивают руки
      Многим странам, вынуждая этих злюк
      В муках корчиться, страдая, интересы соблюдая,
      Интересы выдающиеся брюк!

      Что сказали выдающиеся уши?
      А сказали, что на море и на суше
      Граждан слушают и давят их, как вшей,
      Показательно пытая, интересы соблюдая,
      Интересы выдающихся ушей!

      Что сказали выдающиеся части
      Волчьей пасти? А сказали, что залазьте
      В яму волчью, потому что – западня,
      В этой дурке волчья стая, волчью дружбу к нам питая,
      Просит помощи, как близкая родня.

      Кто спасает их, не ведая испуга?
      Кто? Россия! У неё с друзьями туго.
      Волчья стая ухмыляется в ответ,
      На Россию нападает, показательно съедает
      Всех, кто вытащил зверьё на белый свет!

      В этой дурке – волчьи, зверские повторы,
      Волчий дух дипломатической конторы,
      Волчьи пасти волчьей власти волчьих сил.
      От друзей спаси нас Боже, их спасанье
      Гробит нас, а от врагов спасёмся сами, –
      Не дурак такую дурку раскусил!

 

3

      Что делает Америка в карательном походе?
      Она России делает военное ку-ку,
      Надеясь, что Россия, как дура на подводе,
      Соскочит в эту бойню!.. Война сегодня в моде,
      Америка в кровавом купается соку.

      Что делает Америка с восторгом в Украине?
      А делает покойников, разбойников она.
      А что ещё ей делать на этой половине
      Европы, у которой свободы нет в помине,
      Европа у Америки – в объятьях пахана.

      Что делает Америка для мира на Донбассе?
      Она вооружает карателей войска,
      Любовью окружает карателей согласье –
      Карать без передышки, на радость высшей расе,
      Карать, карать убойно дитя и старика!

      Такую дурку строят России в Украине,
      Для дурки предлагает Россия мирный план.
      Что делает Америка, взрываясь, как на мине?
      Карательную дурку включает в их совмине, –
      Америка с Европой карают россиян!

      В карательные списки попали не фашисты,
      Фашисты - хорошисты, карательно душисты,
      Они людей в Одессе зажарили живьём.
      А в списках – виноватники, что Гитлера соратники
      Опять хотят увидеть, как мы фашистов бьём!

 

4

      Карательные списки для зачистки
      Должны держать карательный фасон, –
      Войдут во все карательные списки
      Матрёшка, балалайка и Кобзон!

      Карательная дурка без еврея
      Похожа на пустой комбинезон,
      Влезайте в списки чёрные скорее –
      Пельмени, самовары и Кобзон!

      А ватники? А валенки, ушанки?
      Да здравствует карательный сезон, –
      В карательные списки без обманки
      Войдут ракеты, гречка и Кобзон!

      А Масленица с русскими блинами?
      Всё русское, включая самогон,
      Карайте днём и ночью! Между нами,
      Страшней всего – космический Кобзон!

      И много исторических примеров,
      И много замечательных цитат,
      Когда Кобзон космических размеров –
      Карательной погоды результат!

 

5

      Заморозьте поскорее
      (А иначе он сбежит!)
      Счёт, который в мавзолее
      В позе Ленина лежит.

      Он – больших артистов труппа,
      Все лежат за одного, –
      Платят им за позу трупа
      В позе имени его.

      Это – техника прорыва,
      Дурки блеск и красота,
      Где не прямо и не криво,
      А святая простота!

      Это – техника мурзилки,
      Марсианский аппарат,
      Праздник дурки в морозилке
      И фантазии разврат.

      Там артисты вечно живы,
      Убивают их в кино, –
      Заморозьте их активы
      За мгновение одно!

      По ночам со всех ступенек
      Удаётся им сбежать,
      Чтоб на западе – для денег
      В позе Ленина лежать!

      Заморозьте эти сделки,
      Этой позы воровство, –
      К вам летают их тарелки
      В позе имени его!

      Это – техника прорыва,
      Дурки блеск и красота,
      Где не прямо и не криво,
      А святая простота!

 

6

      Ой, профессор,
      Я – агрессор,
      На меня нельзя напасть,
      На меня разинув пасть,
      По зубам получат – хрясть!

      Я – агрессор, жуткий тип,
      Лихорадка, птичий грипп,
      И бомбить меня не рад
      Кто бомбил Белград, Багдад.

      Я – агрессор, спору нет,
      У меня Большой секрет:
      Гитлер скажет вам в гробу,
      Как я вилами гребу.

      Я – агрессор, если влез
      Кто-то в мой дремучий лес, –
      Я дубиной из берёзы
      Там сбиваю бомбовозы.

      Я – агрессор, я неистов,
      Я крошу кого?.. фашистов!
      Я их квашу всю дорогу,
      Побеждая, слава Богу!

      Я – агрессор, жуткий тип,
      До сих пор я не погиб,
      А захватчиков река
      Велика во все века.

      Гитлер скажет вам в гробу,
      Как я вилами гребу, –
      Ой, профессор,
      Я – агрессор,
      Не согнуть меня в скобу!

 

7

      Уркаинит урка
      Волю пахана, –
      Что это за дурка,
      Что за времена?

      Раненых навалом,
      Жмуриков полно, –
      Уркогенералом
      Стало пахано!

      От себя в восторге
      И звездит оно,
      Обожает морги
      Это пахано.

      Там, где пел Утёсов,
      Там людей живьём
      Жгут, в огонь забросив
      Уркой-холуём.

      Что ему печурка,
      Где живьём горят?
      Уркаинит урка
      Виселиц парад!

      На столбах повисли
      Чучела людей:
      Урка – гений мысли,
      Юморист идей.

      Дети на Донбассе
      Прятались в подвал, –
      Урка в одночасье
      Их живьём взорвал.

      И разбилась гулко
      Вдребезги страна, –
      Уркаинит урка
      Волю пахана.

      От себя в восторге
      Это пахано:
      Видеть страны в морге
      Для него – кино!

      Урко веселится,
      Всё ему смешно.
      Виселицы лица –
      Праздник пахано!

 

8

              Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи…
                     Пушкин «Из Пиндемонти»

      Исторической лжи одеяло –
      Эта фраза "вас тут не стояло!"
      Там, где солнце победы сияло,
      Все стояли, а нам – не судьба?
      Эта дурка сработана юрко,
      Так ворует Историю урка.
      Никому не покажется мало,
      Если мы постоим за себя!

      Мы фашистов громили в Европе,
      Где пылал крематорий труда,
      И была обитанья среда
      У Европы в таком эскалопе.
      А сегодня Европа – в сиропе,
      Мы сегодня – ковчег на потопе:
      Не стояло нас тут никогда!

      В Украину вошла уркаина,
      Русофобских фашистов орда,
      Им Европа – родная малина,
      Мы их гнали метлой до Берлина!
      А теперь, не сгорев от стыда,
      С ними очень Европа едина,
      С ней России рычит уркаина:
      Не стояло вас тут никогда!

      Нас нигде никогда не стояло
      Там, где солнце победы сияло!
      Исторической лжи одеяло
      Необъятно размером своим –
      Эта дурка сработана юрко,
      Но с небес полетит штукатурка,
      Никому не покажется мало,
      Когда мы за себя постоим!

 

9

      Не будет Великой Порчи,
      Не будет такой державы,
      Её русофобской корчи,
      Фигни, шепеляво ржавой!

      И зря она строит дурку,
      Стравливая народы, –
      Раздавленному окурку
      Подобны её свободы.

      Секретной тюрьмой для пыток
      Прославилась эта братия, –
      Такие рога, копыта
      И польская демократия.

      Но больше всего – кампании
      Хочет она военной,
      И в этом она копании
      Воет войны сиреной!

      С гонором, с польской помпой
      Квасит счастливый случай –
      Грохнуть кого-то бомбой
      И навалиться кучей!

      Дурка у пани с паном,
      Дурка войны с Россией, -
      Много в бреду поганом
      Тратят они усилий!

      Не будет Великой Порчи,
      Не будет такой державы,
      Её русофобской корчи,
      Фигни, шепеляво ржавой!

      Зря раскатали губы,
      Война – это худший случай,
      Все вы дадите дуба,
      В яме валяясь кучей.

 

10

      А в чём Россия виновата?
      На дурку нечисти морской
      Ответила одной строкой –
      В Крыму не будет базы НАТО.

      Невосполнимая утрата
      Для тех, кто от стыда сгореть
      Желает, потому что впредь
      В Крыму не будет базы НАТО.

      Какая жуткая расплата
      За нашу мозговую тьму,
      Мы все в дерьме, и потому
      В Крыму не будет базы НАТО.

      А дурка стукачей перната,
      И эта птица кошелька
      Порвать клянётся нас, пока
      В Крыму не будет базы НАТО.

      У стукачей для дипломата –
      Ума лопата, а на ней
      Всего ужасней и страшней –
      В Крыму не будет базы НАТО.

      Но есть и дурка паханата,
      Ума палата номер шесть,
      Что нам каюк за эту весть –
      В Крыму не будет базы НАТО.

      Россия в этом виновата,
      Но исторически права.
      Покуда варит голова, –
      В Крыму не будет базы НАТО.

      А если взорвалась граната
      В мозгах от новости такой,
      Тогда поплачьте над строкой –
      В Крыму не будет базы НАТО!

 

11

      Москва нисколько не опаснее Нью-Йорка,
      И там, и тут застрелят и взорвут,
      Когда идёт бандитская разборка –
      Цивилизации брутальный атрибут.

      Цивилизацию не путайте с культурой,
      Цивилизация – пираты, абордаж,
      Цивилизаторы действительности хмурой
      Убьют за всё, что даром не отдашь!

      Когда цивилизуются разгромы,
      Предательства, убийства и грабёж, –
      Пираты одноглазы или хромы,
      Но это и прельщает молодёжь!

      Естественный отбор цивилизаций –
      Особый исторический приём:
      Спасётся – кто способен огрызаться,
      Вгрызаться, грызть и загрызать живьём!

      Никто не будет гладить по головке,
      Никто не будет поднимать с колен,
      Цивилизация преступной группировки –
      Она преступной группировки член.

      А "коллективный запад" в этом смысле
      Как раз цивилизованно сплочён,
      Своей добычей всю планету числя, –
      И здесь культура вовсе ни при чём!

      В такую дурку и в такую дырку
      Когда цивилизацию кладёшь,
      Культура размножает под копирку –
      Предательства, убийства и грабёж.

      Оригиналов нет, культура копий.
      Копируя культуру, не забудь:
      Оригинал убитый спит в окопе
      Цивилизации, где дурка держит путь.

 

12

      Фашисты – исторический пустяк
      Развития Европы!.. Это – дурка,
      Она зачистит их, как мебельная шкурка,
      И вдохновит, как наркотический косяк.

      Такая дурка либерально хороша,
      На историческом конвейере событий –
      Необозримые просторы для забытий,
      И дурка едет, радостно дыша!

      Науки исторической расцвет
      С фашистами сыграл в такие жмурки,
      Что в словаре мошеннической дурки
      Фашисты – прошлый век, теперь их нет!

      А вместо них – карательный отряд,
      Который – те же яйца, только в профиль!
      Отряд сажает мины, как картофель,
      Карает на Донбассе всех подряд.

      Сакральной жертвы нет, когда без ног
      Гражданка Кукуруза на планете
      Кончается и просит всех на свете:
      -– Моих детей утешит ваш звонок…

      Сакральной жертвы нет, когда дитя
      Каратели взрывают на Донбассе, –
      На это запад дал своё согласье,
      Карателей невинными сочтя!

      Сакральной жертвы нет, когда живьём
      Людей сжигают гитлеры в Одессе, –
      Сокральной жертвы нет и в этой пьесе,
      А есть демократический подъём!

      Таков словарь мошеннической дурки,
      В нём нет фашистов, боже упаси,
      Но мы не идиоты на Руси –
      С фашистами играть в такие жмурки!

 

13

      Если запад боевой
      У тебя над головой
      Бомбы мечет и калечит
      Твой народ ещё живой,
      Чтобы он зарос травой
      Прямо в яме гробовой, –
      Ты немедленно усвой:
      Это – новая реальность,
      Это – новая нормальность
      И порядок мировой!

      Если ты даёшь отпор,
      Жди, что будет приговор
      И в Гааге прокурор, –
      Ты ответишь головой,
      Если ты ещё живой,
      Не зарос ещё травой
      Прямо в яме гробовой.
      И немедленно усвой:
      Это – новая реальность,
      Это – новая нормальность
      И порядок мировой!

      Вот какую дурку нам
      Гонит запад по волнам,
      Это дурка – высших рас,
      Это дурка – высший класс,
      Это дурка – вырви глаз!
      Если ты ещё живой,
      А не в яме гробовой,
      Думать надо головой:
      Это – новая реальность?
      Это – новая нормальность?
      И порядок мировой?

 

14

      Я – ополченец, техника моя –
      Из пушки Пушкина, словарь от А до Я.
      Из пушки Пушкина, – из вечности! – вопрос
      Клеветникам России в дни угроз:
      "Зачем грозите вы анафемой России?"
      Из пушки Пушкина – ответ нечистой силе,
      Клеветникам России! Пушкин весь –
      На нашей стороне, сейчас и здесь!

      Я – ополченец, технику мою
      Никто не стырит ни в каком бою,
      Не схватит пограничник никакой
      Её своей карающей рукой.
      Она без маскировки, в полный рост
      Пройдёт сквозь каждый пограничный пост,
      И никакой космический прибор
      Не видит эту технику в упор.

      Я – ополченец, техника моя –
      Она везде!.. Ни горы, ни моря,
      Тем более, каратели ничуть
      Ей никогда не преграждают путь.
      И не способен никакой Ковбойск
      Для укрепленья русофобских войск
      Прислать такую технику туда,
      Где бегает карателей орда.

      Я – ополченец, наяву, во сне
      Такая техника прекрасная во мне, –
      Такая техника ужасна и страшна
      Для тех (не называю имена!..),
      Кто верит в дурку, что моя страна
      Обречена и лопнет, как струна, –
      И надо выпрыгнуть из русского окна
      Туда, где ненависть к России так сильна!

      Я – ополченец, технику свою
      Ни при какой погоде не сдаю,
      Особенно, когда устроить ад
      России "запад коллективный" рад
      И страшно удивлён, что до сих пор
      В России не настал голодомор,
      Который совершит переворот
      И западу Россия прыгнет в рот.
      Но будет всё как раз – наоборот!

 

15

      Сшахматы, играют сшахматисты
      Сшахматную партию войны, –
      Сшахматной доской идут фашисты,
      Сшахматные пешки и слоны.

      Сшахматы – не шахматы, где гений,
      Чемпион, гроссмейстер, Фишер, Таль.
      В сшахматы играет, без сомнений,
      Против нас фашизменная шваль.

      Мы не будем жаловаться Богу
      На глобальной дурки демократь,
      Где фашисты вышли на дорогу –
      Брать реванш, войну переиграть!

      Если мы войну переиграем,
      Что была с фашистами у нас, –
      Та война покажется им раем,
      Где чирикал ангелов спецназ!

      Пусть фашистам запад шлёт подмогу,
      Вдохновляя их на чудеса, –
      Мы не будем жаловаться Богу,
      Посыпая пеплом волоса!

      Никогда не будем бить на жалость,
      Жалости микроб – не та среда.
      Где страна с фашистами сражалась,
      Там победа – наша, как всегда.

      Раз фашисты вышли на дорогу,
      На грабёж, убийство и разбой, –
      Пусть фашисты жалуются Богу
      На Россию, на меня с тобой!

      Я из пушки Пушкина, из этой
      Техники летаю на луну,
      Где читаю Пушкина ответы –
      Как России выиграть войну!

      Не потворствуй жалобному слогу
      И не дёргай жалобной струны, –
      Пусть фашисты жалуются Богу,
      СШАхматные пешки и слоны.

 

16

      Строить дурку – это пугало с пробирочкой,
      Это пугало вранья с огромной выручкой
      От войны с Ираком, Ливией, чьи странности –
      Не к лицу кровавой западной гуманности.

      А у западной гуманности – огромная
      Демократия бандитская, разгромная,
      Демократия военной операции –
      Принуждение страны к капитуляции!

      Быть нельзя ни в коем случае гуманнее,
      Чем Британия, Америка, Германия,
      Польша, Франция, Канада и Австралия,
      Вся их санкций русофобских вакханалия!

      И не вздумай быть нисколько их безгрешнее, –
      Управление тогда нагрянет внешнее,
      Вырвут внутренности, сердце и так далее,
      Лучше – санкций русофобских вакханалия!

      Дружно бьют за поведение примерное,
      В нём какой-то признак слабости, наверное, –
      Не за слабость дружно бьют, рыча от сладости,
      Бьют за признак, за малейший признак слабости!

      Дружно бьют за поведение гуманное,
      Государство в нём мерещится карманное,
      Прикарманить этот вид капитуляции –
      Наслажденье для военной операции.

      Дружно бьют за поведение дурацкое,
      За мечту, что попадёшь в объятье братское,
      Бьют за веру в это братское объятье,
      Бьют, пока не распластают, как распятье.

      Быть нельзя ни в коем случае гуманнее,
      Чем Британия, Америка, Германия,
      Польша, Франция, Канада и Австралия,
      Вся их санкций русофобских вакханалия!

      Чтобы не было войны у нас под окнами,
      Надо быть, как эти страны, бесподобными, –
      Запах силы окружает их снаружи,
      Запах силы должен быть у нас не хуже!

 

17

      Где истории окопы,
      Там и армия Европы,
      К нам прокладывая тропы,
      Драпала от нас.
      Мы – отсталые народы,
      Голодранцы, нищеброды,
      Скифы мы и азиаты,
      Лордов нет у нас палаты,
      Ужас – вырви глаз!

      Били армию Европы
      Наши баре и холопы,
      Всей России остолопы, –
      Бонапарт спалён!
      Скифы мы и азиаты,
      Но французские солдаты
      В гувернёры нами взяты,
      Им кондитер сопли вытер,
      И придумал наш кондитер
      Торт Наполеон!

      Где Истории окопы,
      Там и армия Европы, –
      гитлеры и риббентропы,
      Их фашистские холопы
      Знают наш кураж!
      Мы – отсталые народы,
      Голодранцы, нищеброды,
      Скифы мы и азиаты, –
      Но победный час расплаты
      Справедливо – наш!

      Где Истории окопы,
      Снова армия Европы
      К нам прокладывает тропы,
      Дурка первый сорт –
      Расплодить огромных пугал
      И загнать Россию в угол!
      Но у нас – другие мифы,
      Азиаты мы и скифы,
      Торт зовём Наполеоном, –
      Знаменитый торт!

 

18

      Съедая за собой ступеньки,
      Рулят ограбленной страной
      Эхопотамы и дожденьги,
      Их дурка – это финт блатной!

      Дожденьги и эхопотамы,
      Блатняк паханского ума,
      У власти – господа и дамы,
      Для них Россия – тьма дерьма.

      Они устроив дуркостройку,
      Хотят народ иметь другой,
      Его швыряют на помойку
      Эхопотамы с дожденьгой.

      Блатная дурка у кормила
      Ругает власти, как яга,
      Но всем рулит блатной громила –
      Эхопотам и дожденьга.

      Страну сдавая, как посуду,
      Они хотят страны другой,
      Но управляют всем и всюду
      Эхопотамы с дожденьгой!

      Дожденьги и эхопотамы
      Страну заводят на протест,
      Чтоб выломать её из рамы
      И вбить её гвоздями в крест!

      Тогда примчатся еврофеньки
      С подпольной польскою тюрьмой.
      Эхопотамы и дожденьги –
      Такая дурка, Боже мой!

      У власти – господа и дамы,
      Блатной элиты гарнизон,
      Дожденьги и эхопотамы
      Из дуркостройки либерзон.

 

19

      Ужас какой! На девятое мая,
      Всё понимая и дурку ломая,
      Эта святая братва мировая
      (Кто – не скажу!) объявила бойкот
      Нашей Победе и к нам не приедет
      Ни при какой перемене погод, –
      Господи, страшный удар, апперкот!

      Наша Победа утратит харизму,
      Ту же войну проиграет фашизму,
      Нашему будет конец героизму, –
      А победит, безусловно, поляк,
      Он не позволит со свастикой немцам
      В доблестной Польше устроить Освенцим,
      Рядом с поляками Гитлер – сопляк!

      Наша Победа утратит харизму,
      Нашему будет конец героизму,
      Польша удар нанесёт по фашизму, –
      Гитлера в польской подпольной тюрьме
      Будут пытать утопленьем и током,
      Эту победу в сраженье жестоком
      Запад признает! Мы будем – в дерьме!

      Ужас какой! Нам объявят бойкоты
      Все, кто под Гитлером были, как шпроты
      В банке консервной – хвостами впритык!
      Дурка такая, кривая, хромая,
      Дурка такая девятого мая
      Нас переедет со звоном трамвая,
      Нашей Победе устроит кирдык?

      Дурка бойкота – комичная поза
      Общего (для проигравших!) наркоза.
      Наша Победа – смертельная доза
      Для проигравших, её никогда
      Нам не простят, отомстят, очумеют, –
      Но и отнять никогда не сумеют
      Нашу Победу!.. Кошмар, господа!

 

20

      Такая дурка, на неё – имеет запад виды:
      Чтоб никому не причинять душевные обиды,
      Должна Россия перестать своей Победою блистать, –
      Парад Победы должен стать Парадом Панихиды.

      И о Победе никакой не может быть и речи,
      Иди, Россия, на парад, взвалив гробы на плечи, –
      Должна Россия перестать своей Победою блистать,
      Её Победа – мертвецы, гордится больше нечем.

      Победу надо заменить на братскую могилу,
      Не надо никого дразнить, показывая силу,
      Должна Россия перестать своей Победою блистать, –
      Она должна похожей стать на дохлую кобылу!

      Такая дурка – к нам любовь Америки, Европы, –
      В Россию дурка вновь и вновь прокладывает тропы,
      Должна Россия перестать своей Победою блистать,
      А в праздник там должны летать гробы и гробокопы.

      Играя похоронный марш, пускай идёт на праздник
      Страна, как похоронный фарш, и никого не дразнит,
      Должна Россия перестать своей Победою блистать, –
      Иначе будут, чорт возьми, египетские казни!

      Победа – гадкое словцо, его отменим сходу,
      Даёшь парада мертвецо российскому народу!
      Должна Россия перестать своей Победою блистать, –
      Умри, последний ветеран, фашистам дай свободу!

      Американский генерал рычит, скрипя зубами,
      Что русских надо убивать, страну забить гробами.
      Должна Россия перестать своей Победою блистать?
      Угрохать Гитлера и стать Америки рабами?

      Такая дурка завелась и бегает, как мышка.
      Но День Победы – божий дар, а не шпаны интрижка.
      Должна Россия перестать своей Победою блистать?
      Не перестанет никогда, иначе будет крышка!

 

21

      Русофобии гормон
      Выделяет гегемон,
      Русофобии гормон –
      Это вонь со всех сторон!

      Это ненависть к России
      Так воняет от бессилья,
      Это – дурка всех времён,
      Всех со свастикой знамён.

      С этой дуркой в голове
      И с Европой в рукаве
      На Россию нападать –
      Русофобов благодать!

      За такую благодать
      Могут гитлеры создать
      Мировой войны кошмар,
      Заодно и Бабий Яр.

      С этой дуркой гегемон
      Всех времён и всех знамён,
      На Россию нападая,
      Попадает в страшный сон!

      Так слаба моя страна,
      Столь отсталая она,
      С головой такие беды, –
      Что дерёмся до Победы!

      Скифы мы и азиаты,
      И мозги у нас лохматы,
      Гегемонов бьём дубьём,
      Добиваем их копьём.

      С этой дуркой в голове
      И с Европой в рукаве
      Русофобии гормон
      Выделяет гегемон!

      Русофобии гормон –
      Вонь вранья со всех сторон,
      Бандам – право на войну,
      А России – на вину.

      Это дурка всех времён,
      Всех со свастикой знамён, –
      Вот какие людоеды
      Нас доводят до Победы!

 

22

      Международный уголовный суд,
      Точнее – Мус Гаагович Гаага,
      Такую дурку вам преподнесут
      Творцы Международного Гулага.

      Гаага Мус Гаагович – портрет
      Международной дурки! Дуркотворы
      Военной своры (высшей расы цвет!)
      Свои диктуют жертвам приговоры.

      И в мусорную яму этот Мус
      Гаагович Гаага, с пылу, с жару,
      Швыряет всех, кто не холуй, не трус
      И не сдаёт страну, как стеклотару.

      Фашистов били сербы, но при том –
      За это сербов резали хорваты.
      Хорватов немцы взяли в Евродом.
      Прекрасны – все! А сербы – виноваты.

      И судит Мус Гаагович не всех,
      А только сербов! За такое счастье
      Геройские албанцы – без помех
      Живьём кромсают сербов на запчасти.

      Продажа почек сербских расцвела,
      Как только Мус, образчик сербофоба,
      Всех оправдал, а сербские дела
      Довёл до приговора и до гроба.

      Международный уголовный суд,
      Точнее – Мус Гаагович Гаага, –
      Такую дурку сами пусть сосут
      Творцы Международного Гулага!

      У русофобов – сильный перегруз
      Фантазий, дурок, бегающих юрко.
      Строчи доносы на Россию в Мус, –
      Россией он подавится, как дурка!

      Сегодня свастика выходит на парад,
      Сегодня свастика – геройский демократ,
      Её доносы на Россию – виноград,
      В котором свастика; а Мус ей – сват и брат!

 

23

      "Концерт держав!" – поляки о концерте,
      Где на тропу войны выходят черти,
      Гопак войны отплясывая вскачь!
      Такая свистопляска боевая,
      Людей живьём сжигая, убивая,
      Даёт концерт, как бешеный палач.

      Концерт держав – гопак войны в разгаре,
      И краковяк в его репертуаре,
      И трепака дают, и драпака!
      Детей спасая, беженцев река,
      Течёт в Россию, бьют по ним из "града", –
      Такой концерт, таких держав эстрада!

      Гопак войны и краковяк войны
      Геройствуют, пылая, как блины
      На скороводке! Эти самородки,
      В плен попадая, просят хлеба, водки, –
      В плену дают им чистые штаны,
      А раны подвергают обработке.

      Такой концерт, таких держав гастроли
      Взорвали, разгромили, распороли
      Пространство на российских рубежах!
      Зачем Россию дразнят свистопляской?
      Зачем Россию мажут чёрной краской?
      Концерт держав – на свастики дрожжах!

      И этих свастик дрожжи, эти рожи,
      Что лезут вон из кожи – в нашу дверь,
      Они поляков истребляли тоже,
      Но Польша дрессирует их теперь,
      Чтоб на Россию натравить! О, Боже,
      Какая дурка в русофобской ложе!

      Гопак войны, а также краковяк
      Вояк и русофобских забияк,
      Концерт держав, когда перевороты
      Под русофобской дурки свистопляс –
      Такое пугало, и с ним совокуплясь,
      Пугать Россию скачут идиоты!

      Концерт держав – победы кузнецы,
      Когда фашисты – просто молодцы,
      Европские герои на параде,
      Они идут со свастикой во лбу,
      Ведут правозащитную борьбу, –
      В Европе можно? В Питере нельзя?
      Он – княжество, и в нём живут князья,
      Он – европеец, спереди и сзади,
      А путь в Европу – дурка в шоколаде!

 

24

      Строить дурку, минуя тюрьму:
      Делать вид, что бомбёжки Белграда –
      Это просто награда, отрада,
      То, что надо!.. А надо – кому?

      Строить дурку – блаженство до слёз,
      Для шпаны и военного дела!
      Псаки дуркой такой овладела,
      Обалдело дурача всерьёз.

      Строить дурку – актёрский приём,
      Сделать вид, что в пробирке – погибель
      Из Багдада, и выкачать прибыль,
      Не погибель, а нефти объём!

      Строить дурку – тотальный диктант:
      Чтоб Россия мешать перестала,
      Надо срочно стащить с пьедестала
      Всё, что – гений, а также талант.

      Строить дурку – доверья кредит,
      Где по-дружески в бездну толкая,
      Веселятся, от смеха икая,
      Если в бездну Россия летит.

      Строить дурку – борьба за права,
      Вплоть до воплей, чтоб нас разбомбили,
      Истребили, повесили – или
      Разрубили страну, как дрова!

      Строить дурку – в железный кулак
      Сжать народы и страны – до хруста!
      Строить дурку – такое искусство,
      Не владеет которым дурак!

      Строить дурку – блаженство до слёз,
      Для шпаны и военного дела.
      Дух России избавят от тела,
      Если дурку не строить всерьёз!

 

25

      Сакральное (с латыни) – священное, святое.
      Страна уничтожается (не ври, что мы не видели!)
      С особой быстротою, а также частотою,
      Когда её историю бомбят, как территорию,
      Святого истребители, священного бомбители!

      Такая дурка – прелесть, от смеха ломит челюсть,
      Священное, святое насилуют ускоренно,
      С особой быстротою, а также частотою,
      Пока страны история не будет опозорена,
      Валяясь на помойке – на радость перестройке!

      А что литература, искусство и наука
      Страны, где всё святое, священное – на свалке,
      Страны, чей образ в песнях – дерьмо, ублюдок, сука?
      А "десакрализацией" зовётся эта штука
      И никакой особенной не требует смекалки.

      Сакральное, священное, святое укокошить –
      Подлец для этой дурки работает, как лошадь!
      Зато растёт огромно – священная харизма
      У боевых отрядов священного фашизма,
      Которому Европа сдаёт свою жилплощадь!

      Идёт сакрализация, с фашистами лизация,
      Их образ героический – священно исторический,
      Фашисты – не преступники, они – борцы, заступники,
      Защитники народные, святые, благородные, –
      Нельзя их звать фашистами! Их силы были чистыми!

      Они Европу чистили от мусора людского,
      Они народы грязные сжигали – печь дымила!
      И в результате подвига, пречистого такого,
      Их чистая смекалка сработала толково:
      Они ещё из трупов сварили много мыла!

      Их чистое хозяйство и чистое геройство –
      Сегодня чистый образ карателей Донбасса.
      Однако, эта дурка – фашистское устройство.
      Нельзя их звать фашистами? Других названий масса?
      Для этого создания – другого нет названия.

      России строят дурку, где ничего святого.
      Фашистам строят дурку священного похода.
      Но дурку раздурачить поэзия готова,
      Какая б ни стояла дурацкая погода, –
      Нельзя мою историю бомбить, как территорию!

 

26

      Ничего не страшно древнему еврею, –
      Я живу в России, примус починяю,
      Климат нехороший, я погоду грею,
      Починяю примус – дурку сочиняю.

      В Лондоне цветочки расцвели в садочке,
      У берлинской хаты – садик солнцем вымыт.
      Я, надев очочки, вижу все примочки,
      От которых весел нехороший климат.

      Древнему еврею всякая погода
      Хороша в России, все её мрачочки!
      Древность – это верность, такова природа,
      Свежесть огорода – в каждой древней строчке.

      У парижской хаты расцвела мимоза,
      Возле римской хаты – карнавалы с танцами.
      Возле нашей хаты – градусы мороза,
      Хаты европейские нам диктуют санкции.

      Древнему еврею этих санкций бочки –
      Вечная погода, капает из носа,
      Есть на этот случай древние платочки,
      Починяю примус – нет ему износа!

      Моя хата – это в небесах планета,
      У неё орбита – в каждом телескопе,
      Скоро День Победы, не простят нам это!
      А фашизма призрак бродит по Европе.

 

27 (супердурка)

      А супердурка такова:
      Россия в час набегов,
      Как рыбу, ловит острова,
      Воруя у норвегов!

      Известный трюк – Россия вдруг
      Под лёд ныряет просто,
      И подо льдом вонзает крюк
      Она в норвежский остров.

      Попался остров на крючок,
      Попался он – хоть тресни!
      Для маскировки он печёт
      Мороженые песни,

      А в них – матросы в кабачке
      И в полосатых лентах
      Воруют остров на крючке –
      Незримо для агентов!..

      И даже космос никакой
      Не видит супердурки,
      Когда шифрованной строкой
      Стучит по штукатурке!

      У супердурки – все права
      На острова норвегов,
      Она их тащит, как дрова,
      Под лёд за ними сбегав.

      У супердурки – ледокол
      И опытный подводник,
      Который забивает гол,
      Как задом-наперёдник!

      Такие детские слова
      Люблю с доставкой на дом, –
      Тогда история жива
      И наперёдник-задом!

 

28

      Польская дурка уверена,
      Что у запада – сил немеряно,
      Запад ничем не рискует,
      А польская дурка тоскует
      По настоящей войне!
      Россию она во сне
      Видит в тапочках и в гробу, –
      Такая дурка у Польши во лбу,
      Ей срочно нужна война,
      России тогда – хана!
      И будут в Кремле поляки,
      В Кремле, и никак иначе,
      Давать на банкетах фляки –
      Свинячьи кишки, телячьи!

      Такая дурка – не меньше, не больше,
      Дырка такая у Польши,
      Историческая дыра,
      Где прыгают фраера
      И вечно вопят: – Пора,
      Надо было ещё вчера
      Грохнуть Россию дружно,
      Северно грохнуть, южно,
      Западно и восточно, –
      Россия загнётся точно!
      И будут в Кремле поляки,
      В Кремле, и никак иначе,
      Давать на банкетах фляки –
      Свинячьи кишки, телячьи!

 

29

      Стоял мороз арктический вчера,
      Сегодня – африканская жара,
      Россия – самый страшный вид угрозы,
      Такой агрессор делает морозы,
      Тайфуны, и торнадо, и цунами,
      Вулканы извергает временами,
      Землетрясенья делает, потопы,
      Другие бедствия Америки, Европы, –
      От этих русских сходят с гор лавины,
      Огонь подземный бьёт из горловины,
      Во всех кошмарах русские повинны,
      У них – такой большой величины
      Оружье климатической войны!

      Всё это – доказательно и зримо,
      Россия нагло жрёт тепло Гольфстрима, –
      Он печкой был Европы, эта печка
      Теперь бежит, как дохлая овечка!
      Страдает европейский континент,
      Россия страшной силы инструмент
      Вонзила в исчезающий Гольфстрим
      (И, Боже упаси, мы не острим!),
      Мы о кошмарах русских говорим,
      У них – такой большой величины
      Оружье климатической войны!

      Люблю я дурку этого размера,
      Россия в ней – красавица Гомера,
      Владычица божественной стихии!
      Успехи у Гомера – не плохие,
      Он делает погоду мореходу
      И пешеходу делает погоду,
      Сдвигает скалы, кипятит моря,
      Морозит, жарит!.. Проще говоря,
      Гомер – такой большой величины
      Оружье климатической войны!

 

30

      Какие демократы, какие либералы?
      Обманка, и подлянка, и дурка пропаганды!
      Россию обокрали бандитов генералы,
      Под видом демократов орудовали банды.

      И всё, что эти банды держали под запретом,
      В советских кабинетах работая чинами, –
      Внезапно разрешили бандиты, но при этом
      Россию обокрали, хихикая над нами.

      Теперь они богаты, ни в чём не виноваты,
      Избавиться бы только от нищего народа, –
      Такие либералы, такие демократы,
      Такая от народа у них теперь свобода!

      Народ плохой достался, и мало он помалу
      Расшатывает дурку бандитской диктатуры,
      Презренье к демократу, презренье к либералу –
      Прозренье, озаренье, народный дух культуры,

      Которая бессмертна, хотя и безымянна,
      Которая защитна, хотя всегда в опале, –
      Народный дух спасает Россию постоянно,
      А без её народов – страну бы закопали.

      Такие были дурки, что вспомнить жутковато,
      Теперь такие урки, которым нет кликухи
      Точнее либерала, точнее демократа,
      Чьи образы явились в таком бандитском духе!

      А вы чего хотели, бандиты на бандите?
      Какие демократы, какие либералы?
      Вы на себя глазами народов поглядите,
      России казнокрады, России обиралы!

      Послушайте, какие толкаете вы речи,
      С надеждой на подмогу летая к бомбошлёпу, –
      Как быстро вы забыли гестаповские печи
      И кто из этой дурки тогда спасал Европу!

 

31

      Если самый разбойный разбойник
      Будет мучить вас долгие годы, –
      В благодарность, что вы – не покойник,
      Всем скажите, что этот разбойник –
      Честный парень и чудо природы!

      Если самый бандитский бандюга
      Издевался над вами полвека, –
      В благодарность, что вы – не калека,
      Всем скажите, что лучшего друга
      Нет, прекраснее нет человека!

      Если вдруг поведенье другое
      И другие, не рабские свойства
      Вы предъявите монстрам разбоя, –
      К вам нагрянет бандитское войско,
      Чтобы грохнуть такого изгоя!

      Если вдруг вы читаете это,
      Я советую вам не сдаваться –
      В этом сила Большого Секрета!
      Не бояться, не корчить паяца,
      Быть собой, а не блеском паркета!

      Если вдруг вам мозги задолбали,
      Что на острове вашей свободы
      Вы пропали в глубокой опале,
      А разбойники – чудо природы,
      Это – дурка, такая халтурка,
      И стращает, и вертится юрко, –
      Кто сдаётся, того закопали!

 

32 (супердурка)

      Мы на Гитлера напали,
      Гитлер был у нас в опале,
      Он – художник, он – писатель,
      Он – преступников кромсатель!

      Гитлер был аквалеристом,
      Гитлер не был коммунистом,
      Куча стран в порыве чистом
      Помогала гитлеристам!

      Мы, напав на эту кучу,
      Проявили злобу сучью, –
      Кроме нас, никто другой
      Не ступил туда ногой!

      Наша дикая орда –
      Ужас, как дралась тогда!
      Скифы мы и азиаты,
      Перед всеми виноваты!

      Слава тем, кто дружным строем
      Нас громил и был героем
      И спасал, как на пожаре,
      Украину в Бабьем Яре!

      Слава тем, кто у поляков
      Строил прелести бараков,
      Чтобы чистить в этом морге
      Дух Европы!.. Я – в восторге:

      Дух Европы воскресили,
      Дух Европы снова в силе,
      Куча стран в порыве чистом
      Помогает гитлеристам!

      Куча стран кричит им "Браво!"
      Куча стран даёт им право
      Быть героями Европы,
      Бить Донбасс, как остолопы!

      Куча стран им шлёт подмогу,
      Всякой всячины помногу,
      И шагает с ними в ногу,
      Ногавногу, ногавногу!

      Куча стран раскрыла пасть, –
      Просит нас на них напасть,
      Куча стран мою страну
      Кочегарит на войну!..

      Эта дурка – высший класс,
      Эта дурка – вырви глаз,
      Эта дурка не пройдёт,
      Наш народ – не идиот!

      Пусть берёт себе Европа
      Гитлериста, остолопа,
      Русофоба, трупоеда!..
      А у нас над ним – Победа!

 

33

      Фашисты бежали в прекрасные страны, –
      Тут новости нет ни на грош!
      Теперь они тоже – войны ветераны,
      Их статус в Европе хорош!

      Они с коммунизмом сражались, как звери?
      Кончайте фашизменно врать!
      Всё просто – вломились не в те они двери,
      Где любят фашистскую рать.

      Мы просто – ужасная бензоколонка,
      И, огненной вспыхнув рекой,
      Фашистского мы разгромили подонка, –
      Тут новости нет никакой!

      Сегодня никто у них спесь не отнимет,
      Их прошлое – больше не груз,
      И даже еврейцы какие-то с ними
      Хотят в Европейский Союз.

      И даже поляки забыли о бяке
      Волынской и прочей резни, –
      Теперь у себя тренируют поляки
      Погромщиков польской родни.

      И вся эта дурка, и вся эта братия
      Мечтает Россию карать, –
      Поскольку в России не та демократия,
      Чтоб лечь под фашистскую рать!

      Мы просто – ужасная бензоколонка,
      И, огненной вспыхнув рекой,
      Фашистского мы уничтожим подонка, –
      Тут новости нет никакой!

      Пускай прохиндеи военной идеи
      Уверены в том, что они
      Страну мою грохнут, от счастья балдея,
      Избрав подходящие дни, –

      Но дней подходящих для этой напасти
      Не будет, как не было там,
      Где мы разгромили фашистское счастье,
      Вломилось которое к нам!

      Мы просто – ужасная бензоколонка,
      И огненной вспыхнув рекой,
      Фашистского мы уничтожим подонка, –
      Тут новости нет никакой!

 

34 (противозанудная)

      Америки трудность –
      Это занудность
      Её диктатуры страха,
      Переизбыток бомбёжек, пыток,
      Убойной силы переизбыток, –
      Пруха по части праха!

      Америки трудность –
      Её занудность
      В супертяжёлом весе:
      Это – занудное мракобесье
      Её гегемонской спеси.

      Америки трудность –
      Это занудность,
      С которой она заставила
      От страха дрожать
      И за ней бежать,
      Презирая такие правила.

      Америки трудность –
      Это занудность
      Вечной её истерики,
      Что где-то канальи
      Ещё не признали
      Всемирную власть Америки!

      Судьба её – трудная,
      Очень занудная,
      Она – диктатура страха.
      Работает тяжко
      Такая бедняжка –
      Зануда такого размаха!

      И дурка занудной
      Войны беспробудной
      Дурачит зануду повсюду,
      Где всякие бяки, а также канальи
      Ещё гегемоном Земли не признали –
      Вот именно эту зануду!

 

35 (с крокодилами)

      Страна, чьё имя Ам,
      Дербанит страны в хлам
      И требует к ноге
      Страну, чьё имя Ге.

      В стране, чьё имя Фра,
      Забыли фраера,
      Что Фра была под Ге
      Подмёткой в сапоге.

      В стране, чьё имя По,
      Есть речка Лимпопо,
      В которой крокодилы –
      Войны паникадилы!

      И этот худсовет
      В стране, чьё имя У,
      Включил зелёный свет,
      Чтоб навязать войну

      Стране, чьё имя Ро,
      Где у меня перо,
      Которое само
      Рисует мне письмо, –

      Язык рисунка рус,
      Язык письма – не трус,
      Гасите, крокодилы,
      Войны паникадилы!

      Не стройте дурку зря,
      У вас войны ноздря
      Пылает, нет пока
      Бессмертного полка, –

      А наш Бессмертный Полк
      В искусстве знает толк,
      Картина мастерства
      Бессмертно такова:

      Кто ножик под ребро –
      Стране, чьё имя Ро,
      Тот ножик свой в аду
      Найдёт в своём заду!

      Картина мастерства
      У Босха – такова.
      Гасите, крокодилы,
      Войны паникадилы!

 

36

      Эта дурка про уступки,
      Про чертей, толкущих в ступке
      Тех тупиц, кто всем чертям
      Уступил по всем статьям.

      Всю дорогу отступая,
      Ложь надеется тупая,
      Что уступки без конца
      Есть поступки мудреца.

      Уступалка, отступалка,
      Дай уступку! Разве жалко?
      Всех прекраснее дебил,
      Что Россию уступил!

      Отступи ещё немного,
      Дай уступку там и тут,
      Это верная дорога –
      Прямо в ступку, где толкут!

      Уступалок знаю группу,
      Где из каждого окна –
      Только вид на эту ступу,
      Только ступа и видна!

      В эту ступу отступая,
      Ложь надеется тупая,
      Что уступки без конца
      Есть поступки мудреца.

      Никогда поэт от Бога
      В этом логове подлога
      На уступки не идёт, -
      Он совсем не идиот!

      Уступалки, отступалки,
      Все их прелести – на свалке, –
      За уступки без затей
      Их толчёт Союз Чертей!

      Эта дурка – про толчёных,
      Достающих – до печёнок,
      Что прекрасен тот дебил,
      Кто Россию уступил.

 

37 (с ужасной крамолой!)

      А в этой дурке есть пацан,
      Он выбрал путь России –
      Бежать на помощь подлецам,
      Как только попросили!

      Когда их бьют, он мчится вскачь,
      Спасает их мгновенно, –
      На этом блеск его удач
      Сдувается, как пена!

      А подлецы над дурачком
      Хохочут в этой дурке,
      Когда он жмётся к ним бочком,
      Чтоб гладили по шкурке!

      Для них, для этих подлецов
      Он выбрал путь России,
      Он сдал им даже мертвецов.
      Как только попросили!

      Тогда и хлопнули дверьми,
      Сказали: "Брысь под лавку",
      И на Россию, чорт возьми.
      Набросили удавку!

      А в этом месте русофоб
      Доносит Интерполу,
      Что я пишу – так прямо, в лоб –
      Ужасную крамолу!

      Из-за таких, как я, особ
      Россия – не в Европе, –
      Доносит этот русофоб
      В малиновом сиропе.

      Но прелесть дурки такова,
      Что в ней на высшей планке
      Мои священные права –
      Не помогать подлянке!

 

   
 
 
 
 
 
 
 
Биография
Поэзия
Стихи для детей
Вернисаж
Проза
Рецензии и интервью
Библиография
На титульную страницуНаписать письмо
 
 
 
Рейтинг@Mail.ru